Back to Top

Конкурс рассказов

Прием конкурсных работ завершен.

Прием работ до 12:00 16 сентября
Не менее 2000 слов
Призовой фонд 6000₽
Ранее не публиковавшийся рассказ

Правила участия

1. Работу нельзя нигде выкладывать до окончания конкурса и до оглашения результатов, в противном случае рассказ будет снят с гонки.

2. Рассказ может быть о чем угодно, начиная от внутреннего монолога трудящегося ликвидатора, заканчивая путешествием вниз на сотню этажей при помощи грузового лифта в сообществе выскочек из НИИ. Важно знать, что существуют достаточно спорные момент во вселенной Самосбора, а при написании рассказа важно учитывать риски и внимательно относиться к деталям.
Никто не запрещает писать о миллионах пройденных миль вглубь Гигахруща, но будет наивно ожидать, что анонимус не вскочит и не закричит “BLAME!” осуждающим тоном.

3. Работы на конкурс будут оценены тремя судьями.
Первый из них это профессиональный редактор, работающий с текстом уже много лет. Начинал он с колонок для подозрительных журналов, а сейчас работает в крупном издательстве и связан с фантастикой. В работах он будет искать прежде всего явные стилистические ошибки и воду. При желании можно попросить редактора пройтись по тексту профессионально, это нужно указать в письме.

Следующий судья это человек, который вот только вот открыл для себя тему Самосбора. Он мало что понимает и оценка его будет влиять на параметр интереса и отклика в сердце.

Третий судья — знаток Самосбора.

Будет подробный разбор каждого рассказа, критика, аналитика. Так же я буду следить за тем, чтобы не было накручивания голосов на голосовании.

Приз за 1-е место — 3000₽, за 2-е место — 2000₽, за 3-е место — 1000₽.

Цель этого конкурса — посмотреть на Самосбор с высоты птичьего полета и склевать лучшие зерна творчества.

Постулаты

Аноном давно написаны основные постулаты, которые достаточно легко гуглятся, поэтому на их основе и будет состоять конкурс рассказов. Загуглим их и пройдемся по каждому пункту.

Происхождение неизвестно. Высота неизвестна, ширина неизвестна, этажи могут быть минусовыми, что означает, что хрущ уходит глубоко под землю (также неизвестно насколько). Окон либо нет, либо выходят на соседние блоки/секции. Выхода нет, о мире снаружи ничего неизвестно, также неизвестно, существует ли он вообще. Этажи, шахты лифтов, лестницы могут быть заброшены либо залиты бетоном. Это создает вероятность существования нескольких изолированных блоков, не знающих о существовании друг друга. Этаж – это не только жилой сектор с десятком квартир, он может быть целым микрорайоном с несколькими лифтами и лестницами в разных концах и даже НИИ слизи.

Запрещенные темы в этом пункте — поиск выхода, поиск входа, так называемые улицы, которые (как показывает практика) легко превращаются в проспекты для танков. Стоит избегать сверхбольших масштабов. Два блока на расстоянии сотен километров друг от друга с бетоноромашковым полем между ними не вызовет большой отклик. Улицы необходимо заменять на коридоры и от этого отталкиваться.

Гермодвери могут быть любыми: большими или маленькими, круглыми или квадратными, автоматическими или ручными, энергозависимыми или автономными или вообще герметизирующими асбестовой веревкой. Неизменно одно – в нормальных условиях они спасают от самосбора.

Спорный момент — их размеры. Большое помещение не защитить от Самосбора гермодверью, максимальный размер безопасного помещения не превышает стандартную трешку. Единственное безопасное место это жилищная ячейка, оборудованная гермодверью. При этом на этой гермодвери нет никаких окон, а в коридорах — камер.

Он может нести вирусы, болезни, радиацию, монстров, плесень. Однако самосбор всегда сопровождается фиолетовым/пурпурным туманом и бурой слизью, в вариациях – запахом свежего мяса или сладковатым запахом.

Магию и гремлинов Самосбор в себе не несет. Так же Самосбор не поддается классификации и не изучается. Ни в рассказах, нигде. Конкурс не преследует цели изучить Самосбор, его структуру и причины его возникновения.

Контактирующие с последствиями самосбора, слизью и туманом — умирают или становятся тварями. Это уже не люди, выражаться это может опять же по-разному.

Иными словами, вы можете встретить полубезумного соседа, который сочится из всех пор слизью, имеет наросты на голове и поет песенку о Ликвидационном корпусе. Он опасен, безумен, он — одно из последствий Самосбора, убегай от него. Если ты не Ликвидатор с огнеметом, то шансы победить его в схватке отсутствуют.

Натуральщина если и есть, то сычу недоступная. Или это древние дедовские запасы. Белковый концентрат (паста) распределяются централизованно по жестко ограниченным пайкам. Не на каждом этаже есть распределитель.

Распределитель условен. Концентрат можно получить и в окошке пищеблока. Талоны или деньги? Единого мнения толком нет, в рассказе можно использовать жесткую талонную систему, либо денежную.

Г-626, Т004, 01-12, ДЩ11, ТНН666 — желательно ничего не значащие.

А можно и значащие. Но без смешнулечек уровня желтых газет 2000ых годов. Рассказы о НИИ им. Геннадия Олеговича Вняка будут отправлены в утиль без прочтения. С особенной радостью будут выкинуты аббревиатуры типа ЖД, которые в тредах имеют явный отсыл к ЖиДам. Не можете заменить аббревиатуру? Тогда не используйте ее, пишите целиком.

В случае критической ситуации могут забетонировать часть этажа либо весь этаж, заварить гермодверь и далее. Поступающие сверху (откуда именно — неизвестно) приказы граничат с абсурдом, за неподчинение расстрел. Потери среди ликвидаторов чудовищные, но регулярно восполняются добровольцами.

Тонка грань между абсурдом и плохим вкусом. Учитывайте это.

Он может длиться полчаса, а может не заканчиваться вообще, может случиться через 10 минут после предыдущего, а может через квартал. Но он детектится, если оборудование исправно. Откуда берется самосбор, ни жители, ни ликвидаторы, ни кто-либо еще не знает.

Систему оповещения чинят и чистят. Ее не разбирают и не собирают в новых блоках, она есть везде и ее поломка во многом может предвещать гибель этажа в будущем. Система оповещения это бог из машины. Датчики не висят на стене, поблескивая корпусом и кнопками. Датчики внутри стен, о них знают, но их не трогают.

Все может ломаться: гермодвери, датчики, громкоговорители и сирены, лифты и далее.

Вечных вещей нет.

Кругом тотальные безысходность, бессмысленность, отчаяние, беспощадность и абсурдность.

И обыденность. Человек существует в этих условиях, выживает, об это стоит помнить.

Речь идет о природе Самосбора и вертикали власти.

Дед в майке-алкоголичке и с бионическими глазом; раз***анный кафель, перегорающие лампы и эмалированные тазики рядом с дверями с электронными замками; ликвидаторы в валенках и телогрейках с дезинтегрирующими пушками; блокком партии, вождь и производственное оборудование, синтезирующее из плесени биопайки.

Уберпушек нет. Нет световых мечей, нет силовой брони, нет шагоходов с ракетами, нет самолетов, нет танков, нет подводных лодок, отсутствует наноробот и робот-насекомое. Их нет.

Столпы

Помимо всего прочего есть три столпа.

В мире Самосбора нет никакого лучика надежды для каждого, все равны перед фактом, что они в любой момент могут умереть — и это Самосбор, а не фигура речи.

А если не убьет Самосбор, то это может сделать ликвидатор или даже твой дед (убежденный в том, что ты прячешь этанол) — ведь любые аспекты жизни в постсоветской гигахрущевке это карикатура на современное общество под соусом советского быта и реалий. Хотя, может быть на общество в целом.

Поэтому главный герой, кем бы он ни был во вселенной, не сильно может повлиять на происходящее. С максимальной вероятностью он умрет и в жизни у него есть лишь две опции: подлить масла или бензина в этот огонь безысходности? А, стоп, ведь нет ни масла, ни бензина.

Эти три столпа приводят нас к полному запрету мэрисьюшности героев. Сопротивляться твари, оставшейся после Самосбора можно, но только несколько секунд. Прятаться от нее гораздо лучше. Можно попробовать убежать.
Устранять последствия Самосбора — работа ликвидаторов.

Так же необходимо ознакомиться с копипастами, представленными на сайте для более лучшего понимания вселенной, а также зайти в информационную.

Подводя итог

Писать можно о чем угодно, но важно помнить о спорных моментах.

Например, можно написать на одну из тем, вызывающих наиболее ожесточенные споры — поездах.

Если в рассказе присутствует поезд, то пространство между блоками длинной в тысячу миль может вызвать вопросы. И не потому что судьи вредные и дураки, а потому что зачем тогда нужна тема Гигахруща, не проще ли без него?

С другой стороны рассказ о поезде, едущем по бетоноромашковому полю может быть настолько хорошо написан, что и аноним и судьи бесконечно влюбятся в главных героев и скажут, что поезд просто необходим во Вселенной Самосбора.

Контент победит зло.

Это первое. Второе касается учебников и классификаций. Если есть желание написать о том, откуда берется топливо для огнемета в Гигахруще, то кто запретит об этом написать? Но это должен быть рассказ.